Русский / English 
?php echo $word_institute;?>
INSTITUTERESEARCHPROJECTSSCIENCE AND EDUCATIONNEWSCONTACTS
 
News » Interviews, articles, comments

INTERVIEWS, ARTICLES, COMMENTS

08.02.2011

Уроки на будущее

МЧС РФ приступил к разработке концепции программы совместной деятельности по преодолению последствий чернобыльской катастрофы в рамках Союзного государства на 2011–2015 годы. О российском подходе к этой проблеме ответственному редактору «НГ-Энергия» Олегу Никифорову рассказал директор Института безопасного развития атомной энергетики РАН (ИБРАЭ), лауреат Государственной премии СССР по науке и технике 1988 года, член-корреспондент РАН Леонид Александрович БОЛЬШОВ. ИБРАЭ был создан в 1988 году для расширения и углубления фундаментальных исследований для повышения безопасности атомных станций. Институт является крупнейшим в мире научным учреждением, специализирующимся на изучении чернобыльской аварии и ее последствий. Напомним, что катастрофа на Чернобыльской АЭС произошла 26 апреля 1986 года, когда в результате парового взрыва был разрушен четвертый энергоблок атомной электростанции. Авария является крупнейшей за всю историю ядерной энергетики.

– В 2011 году исполняется 25 лет с момента аварии на Чернобыльской атомной станции, навсегда изменившей судьбы миллионов людей и остановившей на десятилетия развитие атомной энергетики в мире. Какой спустя четверть века вы видите эту трагедию?

– Знаете, конечно, слова о том, что время лечит, являются правильными. Но эта авария нанесла такую психологическую травму, не побоюсь этого слова, всему человечеству, что ее негативное влияние, во-первых, трудно переоценить, а во-вторых, оно будет, к сожалению, продолжительным. Беда в том, что технологическая авария на атомной станции неточными, зачастую ошибочными действиями людей превратилась в катастрофу национального масштаба. К сожалению, все это случилось на историческом переломе страны и общества. Спустя десятилетия уже понятно, что она в какой-то мере послужила делу скорейшего развала целого государства. Что особенно печально, авария дала возможность различным политическим силам эксплуатировать людское горе. Конечно, было много тех, кто искренне сочувствовал людям, которых затронула авария, кто в высших эшелонах власти их защищал. Но были и те, кто получал свои дивиденды на трагедии.

Я могу назвать основные ошибочные решения, которые сейчас, спустя 25 лет, отчетливо видны. Во-первых, законодательно пострадавшими в результате аварии были признаны восемь миллионов человек в трех странах. Колоссальная цифра! Сейчас уже ясно, что таким образом миллионам людей просто сломали судьбы. Появилась целая «каста» отверженных, законодательно обозначенных как пострадавшие в аварии. А ведь все они получили очень малую дозу радиации. К чему это привело? Очень тяжелый отпечаток это «благое намерение» наложило на миллионы. Второе неточное решение – массовое переселение в 1988 году. Совершенно неоправданно людей лишили малой родины, сложившегося социального уклада. Молодые парни и девушки из зоны переселения фактически были на положении прокаженных, отверженных, какое уж тут создание семьи. Всего этого делать не стоило, не стоило паниковать и управлять судьбами миллионов людей, словно это были пешки.

– А каковы данные по влиянию аварии на здоровье людей? Можете привести цифры, чтобы были не просто слова?

– Конечно, тем более что это будут официальные данные Российского медико-дозиметрического регистра, представленные в свое время международному сообществу. Фактически данный регистр – самый большой в мире, его данные точные, и их невозможно опровергнуть. Регистр фиксирует единственное серьезное последствие аварии – рак щитовидной железы среди детей, подавляющее большинство которых были вылечены. Причиной этого явилось непринятие определенных мер – йодной профилактики и введение своевременных ограничений на потребление продуктов местного производства (в регионе аварии). А теперь вам для размышления – а сколько было убито детей во время абортов только потому, что их матерей напугали радиационным поражением? Могу в качестве примера привести данные за 20 лет после аварии по анализу радиационных доз жителей чернобыльских. Из 2,8 миллиона россиян, оказавшихся в районе воздействия аварии, 2,5 миллиона получили за истекшие годы дополнительную дозу меньше 10 миллизиверт, что в пять раз меньше среднемирового фона облучаемости. Менее 2 тысяч человек получили дозы больше 100 миллизиверт, что в 1,5 раза меньше дозы, накапливаемой ежегодно жителем таких стран, как Финляндия, или российской Республики Алтай, именно по этой причине среди населения не наблюдается и не может наблюдаться каких-либо радиологических последствий, кроме уже отмеченного выше рака щитовидной железы.

А сказки о всевозможных мутантах и прочих фантастических существах, якобы появившихся в зоне радиационного загрязнения? Согласно фактическим данным, воздействие на природу наблюдалось только рядом с разрушенным энергоблоком, где было облучение деревьев до 2000 рентген. Сегодня вся природная среда даже в этом месте полностью восстановилась, чего не было бы, к примеру, при химической аварии.

Сейчас ИБРАЭ готовит национальный доклад, посвященный 25-летию чернобыльской аварии. Там будут новые данные, которые только подтверждают все вышесказанное мною. Последствиями аварии мы очень сильно и зря напугали себя сами.

Даже к ликвидаторам аварии мы в итоге отнеслись не так, как, наверное, надо было. Люди совершали подвиг, но вместо признания их героями мы просто наградили их льготами, стали платить, не побоюсь этого слова, «гробовые».

Я выступаю резко против прекращения программы социальной поддержки людей, признанных пострадавшими в ходе аварии, против лишения льгот ликвидаторов аварии. Но то, что с ними поступили, мягко говоря, неправильно, то, что пострадали они не столько от радиации, сколько от излишней заботы о них – об этом стоит сказать хотя бы в год печального юбилея со дня аварии.

– ИБРАЭ все эти годы вел обширную научную работу по оценке ситуации вокруг ЧАЭС. Что сейчас происходит на четвертом энергоблоке?

– Стоит вспомнить, в каких условиях возводилось первое Укрытие (объект, «накрывающий» разрушенный энергоблок ЧАЭС). Я могу об этом говорить очень подробно, потому что его создавали на моих глазах. Практически в нечеловеческих условиях, когда приходилось порой лить бетон прямо на землю, когда даже близко не могли подступиться к энергоблоку из-за высокого уровня радиации и дистанционно использовали краны, бульдозеры, другую технику. Основную балку первого Укрытия положили прямо на стены разрушенного энергоблока и тогда заранее не знали точно, удержится она или нет. Данное решение было уникальным, работы выполнены были героические, но срок жизни Укрытию отводили в 10 лет, и потом надо было ликвидировать потенциальный очаг угрозы. Были идеи вообще залить все бетоном, оставив технологические проходы. В общем, много было разных идей, но после распада СССР взаимоотношения с украинскими партнерами на долгие годы стали не столь, я бы сказал, тесными, как нужно было для совместной работы над Укрытием. Сейчас идут работы, проводимые по проекту и на средства мирового сообщества (с участием России), чтобы к 2015 году построить новое Укрытие. Это очень затратный проект. Думаю, что в год 25-летия Украина обратится к мировому сообществу с просьбой выделить дополнительные финансовые средства для завершения строительства нового Укрытия.

Олег Никифоров
Ответственный редактор приложения "НГ-Энергия"

источник http://www.ng.ru/energy/2011-02-08/15_chernobyl.html


IBRAE RAN © 2013 Site map | Feedback